Оренбургское региональное отделение
Межрегиональной общественной организации
"Союз десантников"



     "С любых высот -
                    в любое пекло!"

В.Ф.Маргелов

             Меню    
  • Карта сайта    
  • О нас    
  • Новости    
  • Друзья и коллеги    
  • Фотогалерея    
  • Статьи    
  • Контакты    
  • Отзывы    
  • ПараШутки    
  • Помощь проекту
    ____________________
  •       

                Быть или не быть ВДВ? Вот вопрос Президенту России!

            80-летний юбилей Воздушно-десантных войск проигнорировали Президент, Министр Обороны и начальник Генерального штаба. Никто из них не пожелал встретиться с десантниками и даже не прислал, в таких случаях обычное, дежурное приветствие участникам юбилейного концерта в Кремлевском дворце, где 31 июля с.г. присутствовало около 5000 человек, в том числе 28 Героев России, защитивших в свое время Отечество от распада (в чеченских кампаниях) и от унижения (в операции по принуждению грузинского президента к миру). Юбилей каждого уважаемого, заслуженного артиста России удостаивается большего внимания, чем юбилей рода войск, заслужившего уважение народа России. Оказывается, есть причина такой «забывчивости» - слухи о реформировании, а фактическом расформировании ВДВ и переподчинении войск, подтверждаются и этим всё объясняется.
               Верховного Главнокомандующего ВС РФ, Д. А. Медведева, наконец-то, избавили от Воздушно-десантных войск и вместе с этим избавили от ответственности за применение его оперативно-стратегического резерва вследствие отсутствия такового, да при этом у инициаторов этого «избавления» еще и появился шанс убедить руководство страны в полезности военной реформы в исполнении начальника Генерального штаба Н. Макарова. Действительно, у вновь создаваемых стратегических командований «вдруг, откуда ни возьмись» появляются боеспособные группировки войск, которыми можно и противнику грозить, и старшему воинскому начальнику демонстрировать хотя бы на то короткое время, пока десантные соединения не опустятся до уровня общей стратегической импотенции.
            Мы понимали объективность военной реформы и изначально поддерживали её замысел. Ликвидация излишних управленческих звеньев и оптимизация всей структуры управления при понижении порога тактической
    самостоятельности подразделений были неизбежны. Однако, от замысла до исполнения дистанция огромного размера. До сего времени г-н Н. Макаров не мог предъявить ни одного видимого положительного результата из целей, заявленных вначале реформы ВС РФ, в том числе:
             вопреки ожиданиям снизилась эффективность и оперативность управления соединениями, частями и подразделениями. Причинами этого являются очень низкая оперативная и техническая подготовка, а так же и неслаженность органов управления сверху донизу. Да и откуда сим слагаемым взяться, если эти органы управления перетряхивают ежегодно в течение последних трех лет. При этом количество иерархических инстанций отнюдь не сократилось, как об этом заявлено господином Н. Макаровым, а в случае с воздушно-десантными соединениями существенно возрастает, размывая ответственность за конечный результат;
            из всех вновь сформированных бригад постоянной готовности не найдется ни одной по-настоящему подготовленной и боеспособной. Главная причина этого – крайне слабая подготовка личного состава большинства подразделений. Министерство обороны оказалось неподготовленным к переходу на год службы солдат по призыву: отсутствуют соответствующие методики и программы боевой подготовки и современная учебно-материальная база, нет внутренних нормативно-правовых организационных и регламентирующих документов, адекватных новым реалиям и условиям службы;
            не появилось и в ближайшее время не ожидается, заявленного Министром Обороны, эффективного института младших командиров. Разрушенная система подготовки военных кадров в Министерстве Обороны никак не хочет восстанавливаться «по щучьему велению» Н. Макарова и Н. Панкова. При этом в Министерстве Обороны никто не занимается организацией допризывной подготовки в гражданских ВУЗах студентов, то есть тех же призывников - потенциальных младших командиров, только возмужавших за время учебы и профессионально подготовленных по профильным военно-учетным специальностям;
            казарменное хулиганство и дедовщина стали еще изощреннее и злее. Контрактники и срочники разных призывов оказываются в одном подразделении, зачастую, в одной казарме. К «неуставным» прибавились межнациональные конфликты в воинских частях. Офицеров-воспитателей, функции которых заключались в формировании здорового морально-психологического климата в казарме, сократили первыми. При отсутствии плановой боевой подготовки в подразделении неизбежно отсутствие критериев объективной оценки места, роли солдат и сержантов в коллективе, готовности этого коллектива и его членов к защите Отечества. Вот тогда основным критерием оценки и самооценки становится срок службы со всеми вытекающими последствиями;
            не удалось восстановить систему военно-патриотического воспитания молодёжи и её подготовки к военной службе, в т. ч. по военно-учетным специальностям. ГОМУ ГШ не были (при переходе к годичному сроку службы) разработаны и объявлены образовательные нормативы и стандарты призывника по ВУС. Эти стандарты не известны и сегодня. Соответственно, отсутствует правовая база лицензирования учреждений дополнительного образования, осуществляющих допризывную подготовку (за это отвечает В. В. Смирнов). Заявленное создание межведомственной комиссии (ответственный А. Сердюков) 22 апреля 2009 г. на заседании Госсовета в г. Рязани и в поручениях Президента так и осталось поручением – ни одного заседания комиссии, как таковой, не проведено и ни одного нормативного документа непосредственно из под пера этой комиссии не появилось. Плод бесплодных усилий, отнюдь не Министерства Обороны и не межведомственной комиссии, а неуполномоченного на то Центрального совета ДОСААФ России - «Концепция федеральной системы подготовки граждан Российской Федерации к военной службе на период до 2020 года» (распоряжение Правительства №134Р от 03.02.2010г.) - не по чину согласованная с незаинтересованными федеральными министерствами, не создает организационных и финансовых механизмов для этой работы. Положение с подготовкой граждан к военной службе продолжает ухудшаться, так как подобные заявления и документы, плодя безответственность и упование на центр, только расхолаживают чиновный люд на местах.
            В Российских Вооруженных Силах в резерве Верховного Главнокомандующего до сего времени оставалась группировка (род войск) - Воздушно-десантные войска, которые сохраняли боеготовность и боеспособность достаточную для быстрого реагирования на локальные, внезапно возникающие угрозы национальной безопасности. И мы надеялись, что Воздушно-десантные войска будут оставаться в руках военно-политического руководства страны тем инструментом, который позволил бы адекватно и оперативно реагировать на эти вызовы до появления положительных результатов и анализа недостатков военной реформы, стратегия и замысел которой нами всегда поддрживались, так как они соответствует современным реалиям, вызовам и угрозам, но исполняется крайне неумело и безответственно. Соединения и части ВДВ, благодаря решениям Президента и Министра Обороны, заявленным в 2007 и 2008 г.г. в меньшей мере, чем другие виды и рода войск были затронуты разрушающими мероприятиями буксующей военной реформы. Но видимо именно это обстоятельство стало живым укором авторам и исполнителям создания «нового облика Вооруженных Сил» и они решили исправить такое положение. Подготовлена Директива, согласно которой Командование ВДВ становится подразделением Главного Командования Сухопутных войск (административного органа управления, не обладающего оперативными функциями), а соединения и части ВДВ фактически выводятся из резерва и непосредственного подчинения Верховного Главнокомандующего (Генерального штаба) и передаются в оперативное подчинение Командованиям стратегических направлений «Север», «Запад», «Юг», «Восток».
             От такой «рокировки» Россия получает следующие результаты.
            1. Военные. ВС РФ лишаются высокомобильной, боеготовой, оперативной группировки войск, способной самостоятельно, при поддержке ВВС, решать внезапно возникающие оперативные задачи в локальных конфликтах за пределами Российской Федерации, либо на удаленных изолированных территориях, где собственно сегодня (и в ближайшем будущем) богатеет Российское государство, его чиновники и олигархи. Утверждение, что стратегические командования будут способны решать эти задачи при наличии в их составе соединений ВДВ и армейской авиации (в будущем предусматривается формирование мощных вертолетных соединений) спорно и безосновательно. Во-первых, пока нет и неизвестно, когда будут сформированы мощные вертолетные соединения, способные перебросить и поддержать боевые действия оперативного десанта, хотя бы в составе одной бригады или воздушно-десантной дивизии. Во-вторых, у стратегических командований нет мобильных средств и штатных командных пунктов, подготовленных к переброске и развертыванию в районах применения десанта за пределами РФ или на удаленных изолированных территориях для управления действиями частей и подразделений десанта . В третьих, у стратегических командований нет средств и органов для подачи запасов (боеприпасов, продовольствия, ГСМ), необходимых десанту для ведения боевых действий за пределами РФ или в удаленных и изолированных районах. В четвертых, сегодня нет ни знаний, ни опыта (и не скоро будет) опыт планирования, переброски, управления и обеспечения боевых действий оперативных десантов – а это цельный и самодостаточный раздел военного искусства. В пятых, если появится в обозримом будущем достаточное количество транспортных и боевых вертолетов, то почему бы стратегическому командованию одну-две бригады постоянной готовности не готовить к применению в качестве вертолетного оперативного или тактического десанта, исходя из оценки развития обстановки и потенциальных угроз на том или ином ТВД.
            2. Военно-политические. Для кого и для чего Советом Безопасности РФ созданы и Президентом в 2010 г. подписаны Концепция национальной безопасности и Военная Доктрина Российской Федерации? Ст.11 Концепции: «Внимание международной политики на долгосрочную перспективу будет сосредоточено на обладании источниками энергоресурсов, в том числе на Ближнем Востоке, на шельфе Баренцева моря и в других районах Арктики, в бассейне Каспийского моря и в Центральной Азии. Негативное воздействие на международную обстановку в среднесрочной перспективе будут по-прежнему оказывать ситуация в Ираке и Афганистане, конфликты на Ближнем и Среднем Востоке, в ряде стран Южной Азии и Африки, на Корейском полуострове». И далее ст.12 «В условиях конкурентной борьбы за ресурсы не исключены решения возникающих проблем с применением военной силы - может быть нарушен сложившийся баланс сил вблизи границ Российской Федерации и границ ее союзников». При этом Военная Доктрина требует от Генерального штаба «выбирать оптимальные направления строительства и развития Вооруженных Сил и других войск, формы и способы их применения, исходя из прогнозов развития военно-политической обстановки, военных опасностей и военных угроз…». А далее Доктриной определено, что «…формирования ВС РФ могут оперативно использоваться за пределами Российской Федерации в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации и федеральным законодательством». Зная состояние частей и соединений постоянной готовности, хочется попросить Н. Макарова: какими силами и средствами, какими оперативными формированиями предусматривается сегодня реагировать на эти угрозы и вызовы? Или не предусматривается вовсе? Тогда зачем и для кого Российским Президентом утверждаются «Концепции…» и «Доктрины…»?

    Страницы:    1 2  Следующая

             


                                                                            © 2009 - 2010 г.Оренбург ВДВ-56.ру Все права защищены.